воскресенье, 14 сентября 2014 г.

Рецензия на книгу "Возвращение к любви" Колин Гувер


Эта книга для тех, кто хочет узнать продолжение истории любви Уилла и Лейкен. С того времени, на котором закончилась первая книга, прошел год. Казалось бы, все налаживается. Они по-прежнему соседи и влюбленная пара, вместе воспитывают братьев, после того как остались сиротами. Несколько раз в неделю с ними обедают лучшие друзья Элли и Гевин. Но как и в жизни каждой пары, (по крайней мере книжной) наступает момент, когда все идет ко дну. 
Для Уилла и Лейк, такой момент приходит из прошлого, в лице бывшей девушки Воэн. Уж не знаю, кому там в первой книге имя Лейкен казалось странным. По моему, Воэн куда страннее. 
В моих глазах, Уилл в грязь лицом не ударил. Ну, разве что, слегка разочаровал тем, что не рассказал о встрече с Воэн на лекции сразу. Кстати, повествование в этой книге ведется именно от лица Уилла. А его извинения на слэме. О, я растаяла. Если бы мне сделали такое признание, то я точно бы разрыдалась от переизбытка эмоций и чувств. Говоря о Уилле, нельзя не заметить его поведение в больнице. То, как сильно он старался быть хорошим отцом для мальчиков, успокоить Кела и не отходил от Лейкен. Оооо это самая сильная часть в книге. 
А вот Лейк меня во многом раздражала. Куда подевалась та напористая девушка с характером, из первой книги? Эта ссора произошла фактически на пустом месте. Хотя отчасти ее можно понять. Пережить потерю родителей одного за другим, остаться одной воспитывать брата и при этом еще все романтические переживания. Возможно, у девушки просто сдали нервы. 
Теперь о том, что особенно понравилось. 
Кирстен. Это чудо-девочка! Я всю книгу просто тащилась от нее (уж извините мой литературный русский язык))))). Невероятное создание, самостоятельная, сильная, умная, хитрая, смышленая, рассуждает как взрослый человек. Я еще долго могу перечислять ее достоинства))))
«Бабочка меня задери». За это также спасибо Кирстен. Теперь я тоже умею так таинственно ругаться))) 
«Отстой-отпад». Это придуманная ребятами игра, которую они проводят за ужином. Суть в том, чтобы рассказать свой «отстой» за день – то есть самый ужасный момент дня, и «отпад» - самое лучшее, что было за день. Думаю, это довольно интересный способ запомнить прошедший день)
Звездочки с советами. В предыдущей рецензии я, кажется, уже говорила, как мне понравилась мать Лейкен Джулия. Так вот даже после того что произошло, она сумела поддержать ребят. Эти звездочки с советами самая замечательная идея и лучший, в ее случае, способ помочь им. 
Слэм. Его в этой части мало, но зато какой. Признание Уилла и стихи детей… На этих моментах я прослезилась (да, я ужасно сентиментальная когда читаю).
Если говорить начистоту, то без этой книги можно было прекрасно обойтись. Для меня все стало ясно еще в конце первой части. А эта история просто продолжение удовольствия для тех, кому полюбились эти ребята в первой части. 
Ниже приведу цитаты. Еще ниже отрывки из книг со стихами. 


—Боже мой, я думала, что закрыла дверь. Почему никто не стучит? 
—Добро пожаловать в мой мир.

— Боже мой, это так вкусно. 
— Кирстен, это мясо. Ты ешь мясо. 
— Я знаю. Это очень странно. Я просто не могла дождаться, когда вы вернетесь домой, чтобы я смогла попробовать это. Это божественно.
— Откуда такие внезапные перемены?
— В тот момент, когда нас сбил грузовик … я все думала, какого это - умереть, ни разу не попробовав мяса. Это было мое единственное сожаление в жизни.

Все кажется таким нереальным … я женюсь на любви всей своей жизни, в одном и том же здании, где можно зарегистрировать автомобиль.

—Ладно, ты хочешь знать, сначала хорошие или плохие новости?
—Ты хочешь, чтобы я ударила тебя по лицу или по "орехам"?

—Давай так, кто первый отступит тот и неудачник. 
—Ты проиграешь, потому что я не собираюсь отступать, —сказал я. Она знает, что я проиграю, я всегда проигрываю.

Любовь - это самое прекрасное в нашем мире. К сожалению, любовь очень трудно удержать и очень легко потерять.

Знаешь, мужчина может до посинения признаваться женщине в любви, но если в ее сердце поселилось сомнение, то слова ничего не значат. Ты должен доказать ей, что любишь ее!

Она меня любит! Просто в данный момент я ей не нравлюсь.

— Убирайся, Уилл. 
— Я не уйду, пока ты не поговоришь со мной. 
— Убирайся, убирайся, убирайся. 
Чтобы сделал другой мужчина в моей ситуации; я побежал в ее спальню и закрылся.

Твоя мама поощряет твои ругательства? - спрашивает Гевин. Кирстен кивает. - Я не смотрю на это с этой точки зрения. Это больше похоже на то, что она поощряет, когда мы подрываем ущербную систему, из-за которой мы придаем словам негативный оттенок, хотя фактически, это просто буквы, перемешанные между собой, как и любое другое слово. Все они являются перемешанными буквами.

— Я хочу снять повязку, но перед тем как я это сделаю … просто помни, как сильно ты меня любишь, хорошо? 
— Не могу ничего обещать. 
— Какого черта, Уилл!! Ты привез меня в свой дом на свидание??? Почему ты делаешь это постоянно?

— Хорошо. Чтобы ты предпочла, выглядеть как Хью Джекман или как Джордж Клуни? 
— Джонни Депп. 
— Какого черта? Ты должна была сказать - Уилл! Что ты хочешь выглядеть как я! 
— Но тебя не было в вариантах ответа!
— Так же, как и Джонни Деппа.

— У тебя замечательные друзья. 
— Ты не думаешь, что они странные? Большинство людей думает, что они странные. 
— Думаю, да. Но, потому они и классные.

— Уилл?
— Да?
— А что случиться со мной? Если … она не сможет заботиться обо мне? Куда меня отправят? 
— Тебя не куда не заберут Кел. Мы вместе. Ты и я. Я серьезно. Что бы ни случилось…

Иногда в жизни случаются вещи, которых ты не планировал. Все что ты можешь сделать, это смириться и начать готовить новый план.

Легче попасть в тюрьму, чем заново завоевать сердце девушки....

— Чувак, она злющая, и симпатичная. 
— И моя...

Иногда приходится отдалиться друг от друга для того, чтобы понять, как сильно вы нуждаетесь в близости.

Единственный способ узнать, что происходит на самом деле, – спросить напрямую.

- Я хочу иметь друзей, которым я могу доверять, которые любят меня за то, каким человеком я стал … а не за то каким был.

Иногда самые большие страхи и опасения можно развеять всего лишь парой добрых фраз, сказанных от души.

– Меня так бесит, что они такие забавные, – вздыхает Лейк. – А дальше будет хуже… Наверное, и правда пора начинать их лупить, пока не поздно.

И помни: когда ему придется нелегко, пожалуйста, научи его, как перестать вырезать тыквы.

___________________________________________________________
– Сегодня я хочу показать вам, что такое слэм. Это такой поэтический жанр. С ним меня познакомил в этом году один мой друг. Спасибо тебе, Уилл! – Кирстен смотрит на меня, и я улыбаюсь ей в ответ. Набрав в легкие побольше воздуха, она громко объявляет: – Я прочитаю вам стихотворение под названием «Бабочка вас задери!»
Мы с Лейк в ужасе переглядываемся, и я понимаю, что она думает о том же, о чем и я: «О господи, только не это!»

Бабочка.
Какое красивое слово!
Какое хрупкое существо!
Хрупкое, как жестокие слова, срывающиеся
с ваших губ,
Хрупкое, как еда, вылетающая из ваших рук
Вам от этого легче?
Чувствуете себя лучше?
Чувствуете себя настоящими мужчинами,
когда дразните девчонку?
Сегодня я постою за себя —
давно пора.
Не собираюсь больше терпеть,
бабочка вас задери!
Кирстен снимает с руки сумочку и достает оттуда пригоршню самодельных бабочек. Снимает микрофон со стойки и спускается со сцены в зал, продолжая говорить:
– Я бы хотела отплатить вам той же монетой. Эта бабочка для вас, миссис Брилл, – провозглашает Кирстен, подходя к директору.
Миссис Брилл широко улыбается и берет бабочку. Лейк хохочет, и мне приходится ткнуть ее локтем в бок, чтобы вела себя потише. Кирстен ходит по залу и раздает бабочек некоторым ученикам, включая тех трех, с кем у меня был разговор в столовой.

Бабочка для тебя, Марк.
Бабочка для тебя, Брендан.
Бабочка для тебя, Колби.
Закончив раздачу бабочек, она снова поднимается на сцену и ставит микрофон в стойку.

Хочу вам кое-что сказать.
Я обращаюсь не к хулиганам
и не к тем, кого они достают.
Я обращаюсь к тем, кто смотрит на это и молчит,
кто не вступается за тех, кто плачет,
кто просто делает вид, что ничего не заметил.
И правда, вас ведь это не касается,
вас никто не задирает,
да и вообще вы тут ни при чем,
вы не бросаетесь в других едой.
Но… вы держите рот на замке.
Вы не делаете ни шагу, чтобы защитить.
Вы не протягиваете руку помощи.
В глубине души вам откровенно
по фиг!
Поэтому я говорю вам:
учитесь защищать себя,
учитесь защищать своих друзей!
Я призываю вас
не сдаваться!
Не сдаваться и не отступать!
Тогда им нас не достать!
Как только Кирстен произносит «по фиг», миссис Брилл вскакивает и спешит к сцене. К счастью, Кирстен успевает закончить свою речь и уйти. Зрители в шоке. Точнее, большая часть зрителей в шоке. А наш ряд аплодирует стоя! Через пару минут мы садимся, и Шерри шепчет мне на ухо:
– Я не очень поняла, при чем тут бабочки, но вообще это было просто обалденно!
– Согласен! Это было, бабочка меня задери, просто великолепно!
На сцену вызывают Колдера. Он явно нервничает. Да и я за него волнуюсь. И Лейк тоже. Жаль, он не захотел рассказать мне, с чем будет выступать, может, я бы ему помог… Лейк направляет камеру на Колдера и приближает изображение. Я делаю глубокий вдох и молюсь, чтобы в его выступлении не было ругательств. Миссис Брилл и без того занесла нас в черный список. Колдер подходит к микрофону:
– Меня зовут Колдер. Я тоже прочитаю вам стихотворение в стиле слэма. Оно называется «Отстой-отпад».
Ну вот, начинается…

В моей жизни было много отстоя.
Очень много.
Четыре года назад, когда мне только-только
исполнилось семь,
умерли мои родители.
С каждым днем я помню их все хуже
и хуже.
Вот, например, моя мама…
Помню, что она любила петь.
Она всегда была такая веселая,
всегда танцевала.
Я плохо помню, как она выглядит,
разве что по фотографиям,
не помню, как она пахнет,
не помню, какой у нее голос
Или вот мой папа
Его я помню лучше, но только потому,
что я считал его самым удивительным человеком
на свете.
Он был такой умный.
Всегда мог ответить на любой вопрос.
А еще он был сильный
и умел играть на гитаре.
Раньше я обожал лежать в кровати по вечерам
и слушать
звуки музыки, доносившиеся из гостиной.
Поэтому я скучаю больше всего
по его музыке.
После их смерти я стал жить с бабушкой
и Дедополом.
Не поймите меня неправильно… я их очень люблю.
Но еще больше я люблю наш дом.
Наш дом, где все напоминает мне о родителях,
о моих маме с папой.
В год их смерти мой брат как раз поступил в колледж.
Он знал, как мне хочется домой.
Знал, как много это для меня значит.
Поэтому он сделал так, что я смог вернуться.
Мне было всего семь лет, поэтому я согласился.
Согласился, чтобы он пожертвовал всем ради того, чтобы я вернулся домой.
Ради того, чтобы я не грустил.
Если бы можно было повернуть время вспять,
я бы никогда на это не согласился.
Он тоже заслуживает своего шанса в жизни.
Шанса быть молодым.
Но иногда, когда тебе всего семь лет,
мир совсем не похож
на 3D игру.
Поэтому
я очень многим обязан своему брату.
Я не устану повторять «Спасибо!»,
«Прости меня!»,
«Я тебя люблю!».
Я многим обязан тебе, Уилл:
Благодаря тебе моя отстойная жизнь стала
не такой отстойной.
А в чем же мой отпад?
Мой отпад в том, что мы есть друг у друга!
Интересно, а запас слез ограничен? Если да, то я, кажется, выплакал норму на пару месяцев вперед! Встаю, пробираюсь мимо Шерри и Дэвида и выхожу в проход. Колдер спускается со сцены, я беру его на руки, крепко-крепко обнимаю и шепчу ему на ухо:
– Колдер, я тебя очень-очень люблю!

________________________________________________________________
– Все? Не будешь больше пытаться убежать от меня? – говорю я в микрофон. – Надеюсь, что нет: мне многое нужно тебе сказать.
Зрители начинают озираться по сторонам, пытаясь понять, к кому я обращаюсь. Лейк замечает, что все смотрят на нее, и закрывает лицо руками.
– Сегодня я играю не по правилам, – обращаюсь я к зрителям. – Знаю, что на слэмах запрещено пользоваться реквизитом, но у меня чрезвычайная ситуация, – объясняю я, поднимаю с пола сумку, встаю и ставлю ее на табурет, а потом закрепляю микрофон на стойке, отрегулировав ее по высоте. – Лейк! Я помню, что позавчера вечером ты попросила меня хорошенько подумать обо всем. Прошло всего два дня, но, если честно, мне хватило бы и двух секунд. Поэтому я потратил это время не на пустые размышления – ответ мне и так прекрасно известен. Я решил подготовить это выступление. Оно не совсем в духе традиционной слэм-поэзии, но надеюсь, что ты отнесешься к форме со снисхождением. Мое стихотворение называется «За то, что ты такая», – объявляю я, улыбаюсь и начинаю: – В любых отношениях наступает особый момент, когда вы начинаете влюбляться.
Первый взгляд.
Первая улыбка.
Первый поцелуй.
Первая влюбленность.
Я достаю из сумки тапочки с Дартом Вейдером и долго смотрю на них.

Ты была в этих тапочках в один
из таких моментов.
В один из тех моментов, когда я впервые
почувствовал, что влюбляюсь в тебя.
В то утро я пережил такое, что совершенно
не связано ни с кем,
кроме тебя,
а только с тобой, с тобой одной.
В то утро я влюбился в тебя
за то, что ты такая.
Достаю из сумки следующий экспонат. Лейк в ужасе ахает и прикрывает рукой рот.

Этот уродливый гномик
С хитрой улыбочкой на лице
Дал мне повод пригласить тебя
в мой дом.
В мою жизнь.
В следующие несколько месяцев ему частенько
от тебя доставалось.
Я стоял у окна и смотрел, как ты пинаешь его
каждый раз, проходя мимо.
Бедный человечек!
Ты была c ним такой упрямой.
Такой свирепой, агрессивной, сильной
И ты совершенно не собиралась молча терпеть
издевательства этого гномика!
Ты совершенно не собираешься терпеть
подобное от меня!
И я люблю тебя за это —
за то, что ты такая!
Поставив гнома на сцену, я достаю из сумки компакт-диск.

А это твой любимый диск.
«Всякая фигня Лейкен»
Теперь я знаю, что слово «фигня» носит скорее
притяжательный,
чем описательный характер.
Из динамиков твоей машины зазвучало
банджо,
и я тут же узнал свою любимую группу.
А потом понял, что это и твоя любимая группа!
Значит, нас вдохновляют одни и те же стихи!
Как я мог не влюбиться в тебя?!
Это совершенно никак не связано с кем-то еще.
Я полюбил тебя
за то, что ты такая.
Я достаю из сумки листок бумаги и показываю его зрителям. Взглянув на дальний столик, я вижу, как Эдди протягивает Лейк платок. Со сцены мне не видно, но, похоже, она плачет.

Еще я сохранил этот чек,
потому что настолько забавного напитка в баре
я не покупал ни разу.
Шоколадное молоко со льдом?
Кому такое может прийти в голову?
Ты оказалась не такой, как все, и тебя это
не смущало —
ты просто была собой.
– А вот еще кое-что, – говорю я в микрофон, показывая зрителям очередной листок.

Это мне не очень понравилось —
Стихотворение, которое ты написала обо мне.
Называется оно «Жестокость».
Я, кажется, тебе не говорил…
но оно даже на двойку не тянет.
Но я сохранил его:
оно напоминает мне, кем бы я не хотел
быть.
Я достаю из сумки ее рубашку, подставляю ее под свет софитов и со вздохом продолжаю:

Вот твоя жуткая рубашка.
Она не имеет совершенно никакого отношения
к тому,
почему я в тебя влюбился.
Я просто увидел ее у тебя дома и решил украсть.
Достаю из сумки предпоследний экспонат – ее фиолетовую заколку. Однажды Лейк рассказала мне, как много эта вещь значит для нее и почему она не может с ней расстаться.

А эта фиолетовая заколка…
Она на самом деле волшебная… папа сказал тебе правду.
Она волшебная, потому что, сколько бы раз
она тебя ни подводила,
ты продолжаешь верить в ее силу.
Продолжаешь надеяться на нее.
Сколько бы раз она тебя ни подводила,
ты не подведешь ее никогда.
Точно так же ты никогда не подведешь и меня.
И я люблю тебя
за то, что ты такая.
Кладу заколку на табуретку и достаю из сумки полоску бумаги и со вздохом разворачиваю ее.

Твоя мама…
Лейк, твоя мама была потрясающим человеком.
Мне повезло, что я с ней познакомился,
и она стала частью моей жизни.
Я полюбил ее как родную маму… а она
полюбила нас с Колдером как родных.
Я полюбил ее не из-за тебя, Лейк.
Я полюбил ее за то, что она такая.
Поэтому спасибо тебе, что поделилась ею с нами.
Она знала гораздо больше
о жизни, о любви и счастье, о боли расставания,
чем все мои знакомые, вместе взятые.
Знаешь, какой самый лучший совет она дала мне?
Какой совет она дала нам?
Я читаю слова, написанные на полоске бумаги: «Иногда приходится отдалиться друг от друга для того, чтобы понять, как сильно вы нуждаетесь в близости».
Вот теперь Лейк точно плачет. Я убираю бумажку в сумку, подхожу к самому краю сцены и произношу, глядя ей в глаза:

Последний экспонат в сумку не поместился,
потому что
ты на нем сидишь.
На том самом диване.
Ты сидишь на том самом месте, где сидела,
когда впервые увидела выступление на слэме,
на этой самой сцене.
Ты смотрела на сцену с такой страстью…
Никогда не забуду этот момент.
Тот момент, когда я понял, что обратной дороги нет.
Понял, что зашел слишком далеко.
Я влюбился в тебя.
Я полюбил тебя за то, что ты такая.
Не сводя с нее глаз, я делаю несколько шагов назад, сажусь на табуретку и продолжаю:

Лейк, я мог бы говорить всю ночь,
перечисляя раз за разом все причины
моей любви к тебе.
И знаешь что? Некоторые из них и правда
неожиданные повороты судьбы.
Я действительно люблю тебя за то,
что ты единственный человек,
кто по-настоящему понимает, в какой ситуации
я оказался.
Я действительно люблю тебя за то, что мы с тобой
оба знаем,
что значит потерять мать и отца.
Я действительно люблю тебя за то, что ты, как и я,
растишь младшего брата.
Я люблю тебя за то, через что тебе пришлось пройти,
когда умирала твоя мама.
Я люблю тебя за то, через что нам пришлось пройти,
когда умирала твоя мама.
Я люблю тебя за то, что ты любишь Кела.
Люблю тебя за то, что ты любишь Колдера.
Люблю тебя за то, что я люблю Кела.
Поэтому я не намерен просить прощения за то, что я
люблю тебя, какие бы причины или обстоятельства
ни стояли за этим.
И прости, но мне не нужны дни, недели или месяцы,
чтобы понять, почему я люблю тебя.
Для меня ответ очевиден:
я люблю тебя за то, какая ты есть.
За все,
что делает
тебя
тобой.
Закончив, я отхожу от микрофона и вглядываюсь в ее лицо. Она сидит далеко, но мне кажется, она беззвучно произносит: «Я люблю тебя». Загорается рампа, резкий свет ослепляет меня, и я уже не вижу Лейк.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Спасибо за Ваше внимание)))