суббота, 3 января 2015 г.

Рецензия на книгу "Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков" Мэри Энн Шеффер и Энни Берроуз

Здравствуйте, дорогие мои))
 Первая в этом году рецензия, на одну из самых запоминающихся и любимых мною книг 2014 года) 
Приблизительно 20 минут назад, я лежала в обнимку с читалкой и тихонько плакала. От чего? Сама себе не могу ответить на этот вопрос. От избытка чувств и эмоций, радости, счастья, от всего пережитого героями? Наверное, да! Это первая книга, в конце которой, я плакала от радости.
История, написанная в очень импонирующем мне, эпистолярном жанре. От чего-то книги в виде писем, владеют свойством особенно глубоко проникать в мое сердце. Взять, к примеру, мою любимую «Не верю. Не надеюсь. Люблю» или «Перед зеркалом». На «Клуб любителей…» я засматривалась давно. Способствовало этому 5 причин:
  1. В названии фигурируют любители книг. Уже достойнейший повод взяться за это произведение.
  2. Пироги из картофельных очистков? Вы серьезно? Еще один огромнейший повод начать читать. Нет, потом в процессе чтения, я поняла, что это вовсе не какая-нибудь шутка. А как раз наоборот, все более чем серьезно. Но интригующе звучит правда?)))
  3. Главная героиня писательница. А я обожаю фильмы и книги о писателях. Смотрели «Застрял в любви»? Начала смотреть его только из-за главных героев - писателей. Хотя кого я обманываю?))) Это уж потом узнала, что там о писателях речь. Сначала купилась на Логана Лермана и Лили Коллинз))))) Но не об этом ведь речь, так что поехали дальше)
  4. Очень много положительных отзывов о ней.
  5. Чего уж там, если мне приспичило, значит надо читать))))))))
Откладывала чтение, только по одной причине. В последнее время стараюсь избегать книг о войне и послевоенном времени. Но если бы я знала, с какой легкостью, искренностью и юмором она написана, то схватила бы еще в первый момент, когда узнала о её существовании.
Книга расскажет вам о писательнице Джулиет Эшфорт (вроде бы не переврала фамилию), которая в тяжелом, но полном надежд на лучшее 1946 году, будет искать сюжет для новой книги. Неожиданно она получает письмо из острова Гернси, от некого мистера Доуси.  Вышеупомянутому джентльмену попалась в руки книга Чарльза Лэма, некогда принадлежавшая Джулиет. Слово за слово, письмо за письмом, завязывается переписка, и молодая женщина узнает о существовании на острове клуба любителей книг и пирогов из картофельных очистков. В поисках сюжета, она заводит переписку с большинством людей состоящих в клубе и очень скоро понимает, что они становятся ей намного ближе и родней, нежели предполагалось.
Подойдите к чтению с юмором и иронией. Но не теряйте и серьезность, сострадание, понимание. В романе описаны ужаснейшие вещи, которые происходили в период войны. Голод, концлагеря, отправление детей в неизвестность, лишь бы подальше от немецких солдат. Но все эти истории разбавлены неунывающими жителями Гернси, которые даже в такие темные времена, сумели найти в себе силы, помогать друг другу и не унывать. И все же, основное время повествования происходит в 1946 году. Невероятные пейзажи Гернси, добродушие жителей острова, интереснейшие характеры и увлекательные истории. Джулиет погружается в совершенно иную атмосферу, нежели та, которая окружала ее в мрачном послевоенном Лондоне. Как же рассказать вам о том, насколько колоритные и удивительные люди живут на Гернси? Изола с ее изучением шишек на голове и вследствие определения характера человека. А также с норовистым попугаем и невероятнейшими бабушкиными письмами. Кстати, когда речь зашла о них, я была шокирована не меньше Джулиет, Сидни и самой Изолы. Амелия – добродушная, ласковая и сильная женщина. Доуси – в чем-то так и остался для меня загадкой. Тихий и скромный, но очень сильный и мужественный. Вот какое впечатление сложилось о нем. Малышка Кит – чудо-ребенок. Моему умилению не было предела, когда читала, как описывали Кит в письмах к Сидни и Софи.

В чем-то книга оказалась невероятно легкой, забавной и веселой, в чем-то сложной, грустной и даже трагической. После себя оставляет очень приятное и счастливое послевкусие, веру в себя и в лучшее. Веру в то, что жизнь продолжается и в наших силах сделать ее чуточку прекраснее. 
Традиционные цитаты. Очень-очень много)))))

Хорошие книги начисто отбивают охоту к плохим.

Вот что мне нравится в чтении: одна-единственная деталька в повествовании заставляет взяться за другую книгу, а крохотная деталька в ней — за третью… Бесконечная геометрическая прогрессия, рожденная погоней за удовольствием.

Мужчины в книгах вообще интересней, чем в обычной жизни.

... нельзя же выходить замуж просто ради замужества. Жизнь с тем, с кем нельзя поговорить, а им более помолчать, — худшее из одиночеств.

Для меня рыться на полках книжных магазинов - высшее наслаждение. ...где непременно обнаруживается та единственная книга, что была мне нужна, плюс еще три, о необходимости которых я не подозревала.

...побег от действительности - благородное занятие, а не проявление слабости характера.

Юмор - лучший способ перенести непереносимое.

Миссис Гилберт всегда была дрянь, так вот теперь выяснилось, что она не виновата! У нее в точке благожелательности глубокая вмятина. Маленькой свалилась в каменоломню, там и повредила благожелательность и с тех пор злобится на мир.

Легкий характер? Меня никогда еще так не оскорбляли. Легкий характер в моей шкале ценностей находится рядом с безмозглостью.

<...> у книг есть особый инстинкт, который позволяет отыскивать идеального читателя.

Настоящий, прирождённый книготорговец (...) врать не станет. Выражение лица всё равно выдаст с потрохами. Поднятая бровь, лёгкая гримаса - и сразу ясно: нет-нет, это не книга, а недоразумение. И тогда умный покупатель обязательно спросит: "А вы что порекомендуете?" И ты за руки за ноги отволочёшь его куда надо. Если книга ему не понравится, он больше к тебе не придёт. Зато если понравится - он твой навсегда.

... чтение не дает слететь с катушек.

“Изола не сторонница хождения вокруг да около, она считает, что лед между людьми следует разбивать двумя ногами со всей силы.”

Мы все так зациклены на достоинстве, что готовы жертвовать ради него счастьем.

Один взгляд на книжный шкаф, письменный стол, горящие свечи, яркие диванные подушки - и жизнь семьи как на ладони.

Мне нравится общаться с продавцами в книжных магазинах — воистину особая порода людей. Никто в здравом уме не согласится на такое жалованье, да и для владельцев прибыль ничтожна. Значит, единственный мотив — любовь к читателям и чтению плюс удовольствие первым открыть новую книгу.

Мы читали, разговаривали о книгах, спорили до хрипоты и с каждым разом становились ближе и дороже друг другу. К нам постепенно присоединялись новые люди, и собрания сделались настолько яркими и оживленными, что мы временами забывали об ужасах внешнего мира.

Ты в курсе, что Коллинз жил на два дома с двумя любовницами и двумя комплектами детишек? Вообрази этот плотный график! Немудрено, что бедолага курил опиум.

... парню не занимать того, что у нас называется наглостью, а у американцев — духом предпринимательства.

“Вы замечали, что когда напряженно о ком-то думаешь, то имя этого человека вдруг начинает попадаться повсюду?”

“О МОРЕ! Оно всюду! В лазури, изумруде, серебре — вода, хотя не так тверда, темна, как сталь в гвозде”

“Как-то не думаешь, что скука может заставить общаться с врагом, а между тем перспектива развлечься — мощная движущая сила, особенно для молодых.”

“Я уже говорил, у меня книга одна: Сенека. Слышали про такого? Римский философ, писал письма воображаемым друзьям с наставлениями, как себя вести. Думаете, занудство? Нет. Письма вовсе не скучные, даже остроумные. А смешное, по-моему, поучительней серьезного.”

“Разве этого мало — солнцу с утра лицо подставлять, весну прожить так, чтоб душа ликовала, любить, трудиться с толком, размышлять и верных обрести друзей?”

“Первое время мы надеялись, что они через полгодика уйдут. Но оккупация тянулась и тянулась. Еды становилось все меньше, дрова кончились. Работа тяжелая, дни серые, вечера черные от тоски. Люди болели от недоедания и печалились: вдруг это навсегда. Только книги да друзья напоминали, что в жизни есть светлая сторона.”

И самое трудное было — идти по Сент-Питер-Порту и не улыбаться во весь рот, не показывать фашистам, что ТЫ ЗНАЕШЬ: им конец.

...складывается впечатление, что поклонники в книгах нравятся мне больше настоящих.

Всю жизнь думала, что на благополучном обручении сказки заканчиваются. — что хорошо для Джейн Остин, хорошо для всех. Но это глупости. Сказка только начинается, и каждый день нас ждет новый поворот сюжета.

“Я, например, рядом с Кит становлюсь как медведица. И слежу за ней, даже когда она не со мной. И если ей что-то угрожает (а при ее любви карабкаться куда не следует это происходит часто), у меня шерсть встает дыбом на загривке (а ведь раньше жила, не ведая, что у меня есть загривок), и я бегу ее спасать.”

“Вначале «Грозовой перевал» мне не нравился, но едва призрак Кэти начал царапать костлявым пальцем по оконному стеклу, как книжка словно схватила меня за горло и больше не отпустила.”

В моей голове заботам давно тесно, и излить хотя бы часть на бумагу — огромное облегчение.

«Вас никогда не потрясало осознание того, что у людей прежде была душа, – не на словах, не в виде фигуры речи, но как истины, исповедуемой на деле! Воистину это был другой мир… как жаль, что мы утеряли связь со своей душой… мы обязательно должны вновь обрести её, иначе горе нам, горе».

Меня потрясало тогда и потрясает сейчас, что люди, как правило, заходят в книжные магазины, толком не зная, что им нужно. Просто роются на полках в поисках чего-нибудь занимательного. А потом - они ведь умные и не верят издательским рецензиям - задают продавцам три вопроса: 1) О чём это? 2) А вы сами читали? 3) И что, понравилось?

Сэм продолжал:
- По правде, за оккупацию я встречал много хороших немцев. А что - целых пять лет чуть не каждый день вместе! Поневоле задружишься. Жалко некоторых было ужасно - попали как кур в ощип! Застряли на чужом острове, когда родных дома бомбят в куски. И без разницы, кто начал. Мне уж точно.
К примеру, грузовики с картошкой в армейскую столовую возили под охраной. За грузовиками бежали ребятишки: вдруг пара-тройка картофелин упадет. Так солдаты смотрят перед собой с грозным видом, а сами незаметно сбрасывают картошку на землю.

Чудесная писательница Эмили Бронте! После неё не станешь читать "Оскорблённую при свечах" какой-нибудь мисс Аманды Джиллифлауэр. Хорошие книги начисто отбивают охоту к плохим.

Никто не способен полностью взять на себя чужую ношу.

Мужчины, которые мне попадаются, невыносимы. Вероятно, надо занизить стандарты...

Они не любят литературу по-настоящему. Потому что моя книга рецептов - это поэзия в кастрюльке.

Твои вопросы деликатны, тактичны - и очень напоминают удары дубинкой по голове.

На бумаге я — прелесть, но это притворство, обманка, не имеющая ко мне реальной ни малейшего отношения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Спасибо за Ваше внимание)))