воскресенье, 27 июля 2014 г.

Рецензия на трилогию "Адские механизмы" Кассандра Клэр

Привет))) Сегодня оооочень много букафф будет)))))) 

«Адские механизмы» Кассандра Клэр
«Механический ангел»
«Механический принц»
«Механическая принцесса»
УЙМА СПОЙЛЕРОВ! НЕ ЧИТАВШИМ ТРИЛОГИЮ, ЗНАКОМИТСЯ С РЕЦЕНЗИЕЙ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ!

На эту трилогию я посматривала давненько. Довольно необычный сюжет, Англия больше чем 150 лет назад, фантастические элементы, любовь и спасение мира. Ну как специально для меня писали. )))) Но всерьез взялась за нее, только после прочтения серии книг «Орудия смерти». Как оказалось, там все переплетено вместе и «Адские механизмы» играют далеко не последнюю роль. Особенно много загадок оставалось в конце шестой книги «Орудий». Кто такая Тесса? Как Захария связан с Джейсом и юной Эммой? Почему он забрал у Лайтвудов Черча? Как оказалось, отгадки на эти и другие вопросы можно найти, прочитав «Адские механизмы». Могу сказать с уверенностью – эти книги понравились мне даже больше чем «Орудия смерти». Читая, абсолютно  забывала,  что героям 16-17 лет, они мне казались личностями лет по 20 не меньше. Ну то, что каждый из них личность, сомнению не подлежит. И, должна признать, очень яркая личность.

Тереза (Тесса) Грей приезжает из Америки в Лондон к своему брату. Они росли с тетушкой и после ее смерти у Тессы никого кроме Натаниэля не осталось. И вот, сойдя с корабля, она видит, что на берегу ее ожидает вовсе не брат, а две совершенно незнакомы женщины с каретой и странным символом на ней. Оказывается, девушка вовсе не так обычна, как ей казалось. Ее, в ужасных условиях, пытаются научить загадочным превращениям и утверждают что она ни кто иная как колдунья. Тесса не понимает что происходит, куда она попала, а жизнь ее брата зависит от того получится ли у нее превращаться. К тому же ее хотят выдать замуж за какого-то Магистра. Но вот приходит светлый миг и в комнату пленницы вбегает невероятно красивый молодой человек, который утверждает что он Сумеречный Охотник. Совершенно не имея понятия, что это означает, Тесса соглашается на побег с ним. Всё лучше, чем сидеть здесь и отдавать свою жизнь в руки этим ужасным людям. Людям ли?
В Институте (так Сумеречные охотники зовут что-то вроде их главной организации в Лондоне) девушка знакомится с главами Лондонского Анклава - Шарлоттой и Генри Бранвелл. А также другими его обитателями Джемом, Джессаминой, Софи и др. Понемногу Тесса окунается во все это и понимает, что мир не так прост как казалось прежде. Она оказывается в эпицентре сражений, тайн, спасения расы Сумеречных Охотников и пытается раскрыть загадку своего рождения. А еще ей вдруг говорят, что она бессмертна.

НАЧИНАЮТСЯ СПОЙЛЕРЫ!

Сюжет постоянно преподносит сюрпризы и новые повороты. Если говорить о героях, то я влюбилась почти в каждого Сумеречного Охотника.
 Уилл. Это невероятный герой с непростой судьбой. Его характер – это что-то уникальное и непревзойденное. Это остроумие, шутки, отталкивание людей (как оказалось намеренное, но нежелательное), дерзость, иногда хамство и при этом чистое, любящее и настрадавшееся сердце. Подумать только, столько лет отталкивать от себя людей веря в проклятие, и боясь за их жизнь. И всё это время любить их самой искренней любовью. Ах да, еще меня покорила любовь Уилла к книгам. Где бы себе такого парня найти, а?)))))) Его чувство юмора покоряет моментально. Именно над шутками я хохотала вслух. Чего только стоят боязнь уток и демонический сифилис)))))))
Джем. Нежный, заботливый, добрый, любящий и неизлечимо больной. У меня сердце разрывалось, когда читала об этом. Каждый приступ Джема, для меня был так же как и для Уилла, острый нож по сердцу. К тому же я не ожидала что Кассандра убьет его прямо посреди третьей книги. И хотя, благодаря уже прочтенным «Орудиям Смерти», я знала, что от будет жить и станет ни кем иным, как Братом Захарией из вышеупомянутой серии книг. Все равно не смогла сдержать слез, когда описывали его смерть и чувства Уилла в этот момент. Ведь связь парабатаев в этой книге описана невероятно сильно. Два друга любящих друг друга как родные братья и связанные кровью намеренно и добровольно, в надежде защищать и оберегать другого.
Тесса. Эта героиня изначально полюбилась мне ее страстью к чтению, постоянному сравнению себя с героинями ее любимых книг, мыслями о том, как бы поступил тот или иной персонаж книги. В этом мы с ней очень похожи. ) Конечно же, мне не давала покоя загадка ее подвески механического ангела. Ну, каким образом он может ее защищать? Как возможно то, что он делает? Безусловно, интересовала меня и история ее рождения. Хотя про родство Тессы со Старквэзером (правильно хоть фамилию написала?) я догадалась сразу. Это смелая, отважная девушка, умеющая любить и жертвовать собой ради своих любимых.
В не меньшей степени меня покорили сильная, всегда сохраняющая спокойствие и здравый рассудок Шарлотта, стойкая, храбрая и всегда готовая прийти на помощь Софи, к тому же она очень мудрая на мой взгляд. Сесилия для девушки ее возраста, очень отважная и целеустремленная. Она истинная сестра своего брата. С первого взгляда я прониклась расположением к Гидеону Лайтвуду, а вот его брат Габриэль завоевывал мое доверие постепенно. Ах да, Генри. Как я могла забыть о наивном и немного сумасшедшем ученном и изобретателе. )))) Вот кто покорил мое сердце. Он порой забавлял меня, а порой, очень удивлял. Ну и Магнус. Его я полюбила еще в "Орудиях Смерти". Этот маг просто чудо, такое чудо с характером))))) 


Конечно же, в сюжетной линии присутствует главный злодей. Только вот настоящий враг откроется Охотникам далеко не сразу, им еще попотеть придется для разгадки этой тайны. Пару слов о том, почему у книг такое название. Дело в том, что главный злодей создает армию механических роботов. Тесса ему нужна для того, чтобы завершить последнюю стадию и привязать роботов к демонам, таким образом сделав их непобедимыми. 
Знаете, я вообще не любитель любовных треугольников в сюжете. Но здесь все совершенно иначе. Это до такой степени не типичная ситуация. Вот вроде бы все как обычно, два друга влюбляются в одну девушку, она мечется между ними, выбрать никак не может, обоих любит. Но преданность и любовь друзей друг к другу превыше треугольника. Они готовы жертвовать собой ради друга и счастья другого и любимой девушки. К тому же, я сама никак не могла определиться, кто мне больше импонирует, Джем или Уилл. И хотя из «Орудий Смерти» я знала исход этой истории, но все же такого как навертела Кассандра Клэр, не предвидела. Мое сердце разрывалось пополам между двумя невероятными персонажами, я даже где-то понимала Тессу и ее любовь к ним обоим. Один страстный, остроумный, они с ним понимают друг друга с полуслова, оба любят те же книги, стихи, у них похожие взгляды на мир. Другой заботливый, любящий, заботящийся о чувствах других, открывает свое сердце с помощью музыки и с ним спокойно. Ха, как автор все круто провернула в итоге))))
Еще два плюсика в счет книги. Во-первых эпиграфы в начале каждой графы. Чудеснейшие цитаты Шекспира, Теннисона и других известных авторов. Во-вторых большая заключительная часть. Обычно после решающего момента и спасения мира, нам дают небольшую главу и лишь слегка приоткрывают завесу тайны будущего. Здесь же все иначе! Нам рассказали всю дальнейшую судьбу главных героев. Мы узнали о счастливой и долгой семейной жизни Тессы и Уилла, из детях и даже внуках. О том, что с ними всю жизнь были их друзья и семья Сесилия и Габриэль, Софи и Гидеон, Шарлотта и Генри. О том, что Сесилия все таки вышла замуж за Габриэля, а Изабель и Алекс Лайтвуды оказались их прямыми потомками. О том, что Джем, хоть и стал Братом Захарией был рядом с ними всю жизнь, проводил охранные обряды над из первенцем названным в его честь. И держал Уилла за руку, когда тот умирал в старости. Так же, нам рассказали о ежегодных встречах Тессы и Джема (вернее Брата Захарии) на мосту. И самое главное о последней встрече в 2008 году, когда Джем снова стал Джемом. А о том, как это произошло нужно читать в «Орудиях Смерти».

Ох, сколько я уже настрочила. И все скомкано, на эмоциях. Пожалуй, хватит, хоть я могу еще говорить и говорить об этой трилогии. Читайте, товарищи, читайте))) 

ООООООЧЕНЬ МНОГО ЦИТАТ!!!! Сохраняла для себя, чтобы можно было вспомнить какие-то моменты из книг в любое время))))

- ... думаю, вы должны позволить мне отвести бедную Тэсс в город и купить ей новую одежду. Вы только посмотрите, это платье рискует лопнуть при каждом вдохе.
Уилл заинтересованно взглянул на девушку:
- Думаю, ей стоит попробовать вздохнуть поглубже прямо сейчас, а мы посмотрим, что из этого выйдет.

С книгами всегда следует обращаться аккуратно, но особенно осторожно нужно относиться к их содержанию. Слова могут многое изменить.

"На самом деле совершенно не важно, кем ты физиологически являешься: мужчиной или женщиной, сильной или слабой, больной или здоровой... Намного важнее то, что у тебя в душе. Если у тебя душа воина, ты - воин. Все остальное чепуха. Ты похожа на лампу, твое тело - это стеклянная оболочка, а твоя душа - это свет. Это то, во что я верю."

Сухие цветы порой бывают красивы, однако даже самые лучшие из них никогда не сравнятся с самыми простыми, но живыми.

- Джем, она не обращает на меня внимания, - с театральным вздохом сказал Уилл, - так что она, скорее всего, мертва.

Всеми нами, как правило, движут любовь или ненависть, а не честь и совесть.

Красота исчезает, а умение готовить - нет.

Иногда в ерунде смысла хоть отбавляй, главное — хорошенько поискать.

Когда ты найдешь мужчину, за которого захочешь выйти замуж помни: ты должна судить человека не по тому, что он говорит, а по тому, что он делает.

Любая тайна имеет свой собственный вес, и некоторые из них бывают просто неподъемными.

Иногда очень трудно воспринимать мир без иллюзий. Большинство людей так никогда и не научатся принимать жизнь без прикрас и фантазий, такой, какая она есть. Возможно, это и к лучшему, потому что реальность подчас бывает невыносима.

В основе самой лучшей лжи всегда лежит частичка правды.

— Иногда в нашей жизни происходят такие быстрые изменения, что мы не успеваем все как следует обдумать и принять решение самостоятельно, — вздохнул Джем. — Но думаю, намного хуже, когда не меняется ничего или меняется так, что мы долгое время ничего не замечаем. Но могу сказать одно, ты обязательно привыкнешь. Ты научишься жить новой жизнью, и когда-нибудь тебе даже представить будет трудно, что все могло быть иначе.

Хороший тактик никому не доверяет вслепую.

— Помнишь, ты предложил покормить пирогом с домашней птицей диких уток? Тебя еще тогда интересовало, бывают ли утки каннибалы?
— Ага, и они умяли пирог в два счета, — пуще прежнего развеселился Уилл. — Кровожадные маленькие твари. Уткам нельзя доверять никогда.

Сила в том, кто ты есть. Кто бы ни любил тебя, ты сама тоже должна себя любить. И только если тебе удастся полюбить себя, тогда и другие полюбят тебя, причем такой, какая ты есть.

Люди часто хранят тайны, намного чаще, чем нам бы того хотелось. И далеко не всегда они рассказывают обо всем даже тем, кого любят всем сердцем.

Чем меньше у вас есть вещей, тем бережнее вы должны обращаться с тем, что имеете.

- Знаешь, было время, когда я думал, что мы могли бы стать друзьями.
- Знаешь, однажды я решил, будто я вовсе не я, а хорек.

— Иногда, когда я должен делать что-то, чего не хочу, я представляю себя героем книги. Думаю: а вот этот герой в той-то и той-то ситуации сделал бы то-то и то-то — и мне становится легче.
— Действительно? И кем ты себя представляешь? Д'Артаньяном? — Тесс назвала единственного героя из «Трех мушкетеров», кого смогла припомнить.
— Нет, ну что ты! Он слишком хорош для меня, — ухмыльнулся Уилл.
— Неужели ты представляешь себя Сиднеем Картоном? Но ты говорил, что ненавидишь «Повесть о двух городах»!
— Да, ну и что? Это не мешает мне сравнивать себя с одним из героев книги. — Уилл казался совершенно невозмутимым. — По большому счету Сидней Картон был никчемным человеком. Он знал, что ничего не стоит, однако все же нашел в себе мужество совершить великий поступок. — Уилл понизил голос. — Помнишь, что он говорит Люси Манетт? Что хотя он и слаб, но все еще может гореть.
Тесс, читавшая «Повесть о двух городах» уже столько раз, что и не сосчитать, прошептала:
— «…Твоя слабость в том, что тебе время от времени для поддержки мужества требуется столкнуться с твоей жертвой и проверить свои силы. Это помогает тебе держаться. А надо быть стойким и без того». — Тесс замялась, почувствовав себя неловко. — Но он говорил так, потому что любил Люси.
— Да, — согласился Уилл. — Он действительно любил ее и прекрасно понимал, что ему нечего ей предложить. Если быть честным, то ей намного лучше было без него, чем с ним. — Он по-прежнему держал руки Тесс в своих, и она даже через перчатки чувствовала его тепло.

— Это были только винтики, — промямлил он. — Только механизмы. Совершенно безопасные.
К удивлению Шарлотты, ему ответил Генри, причем даже не обернувшись:
— Неодушевленные предметы действительно безопасны, мистер Мортмэйн. Но можно ли сказать то же о людях, которые используют их?

Пожалуйста, уясни, что красивый молодой парень, который пытается спасти тебя от отвратительной судьбы, никогда не ошибается. Даже если он говорит, что небо фиолетовое и в нем день-деньской летают ежи.

Мудрость, которая приходит слишком поздно, вряд ли является мудростью.

Люди порой хотят завладеть чем-то, сути чего не понимают. Как правило, это плохо заканчивается.

«Вам вряд ли удастся постигнуть все тайны нашего братства, если вы будете лишь читать книги», — сказал Уилл, и теперь Тесс готова была с ним поспорить. Впрочем, он и понятия не имел, что для нее значат книги. Именно в них она, всегда страдавшая от одиночества, искала и, что главное, находила ответы на свои вопросы. Книги были ее друзьями — верными и добрыми. Листая страницы, она представляла, как тысячи людей по всему миру делают в этот момент то же самое, и на какой-то краткий миг девушка начинала чувствовать себя частью огромного мира, и чувство это было приятным.

Ошибается тот, кто думает, будто романы и стихи не оказывают на нас никакого влияния.

– Звучит не слишком убедительно. И ты не так симпатичен, как Тесс, – произнес Джем, закрывая глаза и откинувшись назад на подушки.
– Как грубо. А ведь многие говорили мне, что я так же прекрасен, как сияющее в полдень солнце.
______________________________________________

- В деле с Темными сестрами Совет был не слишком доволен проявленной вами инициативой.
- Очень даже зря, ведь мы убили опасного демона!
- И спасли кота, - добавил Джем.

Я прочитал их все. Каждое слово, что ты написала. Ты и я, Тесс, мы похожи. Мы живем и дышим словами. Книги помогли мне примириться с жизнью, когда я думал, что не могу никого полюбить, и никто никогда не полюбит меня. Книги заставили меня почувствовать, что, возможно, я не полностью одинок. Они были честны со мной, а я с ними. Прочтя те слова, что ты написала, как ты одинока иногда и напугана, но всегда пытаешься быть храброй; то, как ты воспринимала мир — его цвета, ощущения и звуки, — я почувствовал… я узнал твои мысли, надежды и мечты. Я почувствовал, что мечтаю, думаю и ощущаю вместе с тобой. Я мечтал о том же, о чем и ты, желал того же… И потом я понял, что на самом деле я просто желал тебя. Девушку, которая скрывалась за нацарапанными буквами. Я полюбил тебя с того самого момента как я прочитал их. Я все еще люблю тебя.

Если слишком долго притворяться, то маска может и прирасти!

— Я чувствую, как слабею, как часть меня погружается во тьму, та, что добра, честна и истинна… Если ты держишь ее как можно дальше от себя, то потеряешь ли ты ее полностью? Если никто не беспокоится о тебе, действительно ли ты существуешь?

- Навряд ли Мортмэйн подал бы официальную жалобу на охотников. Представляешь, как бы это звучало: "Сумеречные охотники причинили мне моральный ущерб, отказавшись умереть, когда я им велел. Требую компенсации! Вышлите чек А. Мортмэйну по адресу Кенсингтон-роуд, дом 18".

- Поезда - это такие огромные грязные штуки, из которых валит дым! - воскликнул Уилл. - Тебе не понравится.
- Как же я узнаю, понравится мне или нет, если не попробую сама? - невозмутимо заметила Тесса.
- Я никогда не купался в Темзе нагишом, но точно знаю, что мне не понравилось бы!
- Зато публика была бы в восторге!...

Так вот что такое любовь! Любую невзгоду можно разделить на двоих, успокоить и утешить друг друга простым прикосновением.

— Влюбиться, — сказал колдун по-прежнему со слабой улыбкой. — Это больше похоже на «стремительность мчаться». Или «стремглав рухнуть». Тем не менее, всегда есть мужчины, для которых существует только одна женщина, и будет только она или ничего.

Я никогда не возражал против этого, — продолжил он. — Потеряться. Я всегда думал, что никто не может по-настоящему потеряться, если знает свое собственное сердце. Но я боюсь, что я могу потеряться, не зная твоего.

"Ведь ты все понимаешь, Джем! Без Тессы мне жизнь не мила. Если ты действительно любишь меня, то отдашь ее мне. Ведь ты не сможешь любить ее, как я. Никто не сможет! Если ты и правда брат мне, то уступишь".
Но он так ничего и не сказал.

Они говорят, время лечит все раны, но это предполагает, что источник горя имеет свой конец. Заканчивается. Это - свежая рана каждый день.

Ни одна хорошая фраза не терпит слова «зря»! Как тебе это: «Зря я не заплатил по тому счету в таверне, теперь они грозятся переломать мне ноги», или «Зря я удрал с женой лучшего друга, теперь она превратила мою жизнь в кромешный ад»...

Когда две души, как одна, они соединяются в круговороте жизни. Я родился на этот свет, чтобы любить тебя, и я буду любить тебя в следующей жизни и после нее.

Он обязан Джему жизнью. Он не мог забрать у него то, что Джем хотел больше всего на свете. Даже если это стоило Уиллу собственного счастья, Джем был для него не просто тем, кому обязан всем, и кому он не смог бы тем же отплатить, но как гласил завет, тем, кого он любил, как собственную душу.

Этот поцелуй был осторожным и неторопливым, как будто он безмолвно говорил ей прикосновением своих губ то, что не мог сказать словами. Его поцелую были медленными и скользящими, словно поцелую бабочки, каждый столь же взвешенный, как и удар сердца, каждый говорящий, что она драгоценна, незаменима, желанна.

Он наклонился, чтобы прижать свою щеку к ее. Его дыхание возле ее уха заставляло ее дрожать от каждого медленно сказанного слова.
– Я хотел сделать это, – сказал он, – каждый миг каждого часа каждого дня, когда я был с тобой, с тех пор как я встретил тебя.

Нежность – это не то, что можно было когда-либо ассоциировать с Уиллом. Но она была, в прикосновении его руки к ее щеке, в мягкости его голоса, в его глазах, когда он смотрел на нее.

Когда он видел ее, он хотел быть с ней. Когда он был с ней, он жаждал дотронуться до нее. Когда он дотрагивался хотя бы до ее руки, он хотел обнять ее. Он хотел чувствовать ее возле себя, так же, как это было на чердаке. Он хотел узнать вкус ее кожи и запах ее волос. Он хотел заставить ее смеяться. Он хотел сидеть и слушать, как она говорит о книгах, до тех пор, пока его уши не отвалятся.

Это место было твоим домом.
Его пальцы легонько поглаживали ее запястье, заставляя ее дрожать.
– Ты теперь мой дом.

Она почувствовала, как будто кто-то открыл коробочку в ее груди, в которой лежало ее сердце, разливая нежность, как новую кровь, по ее венам. Никогда еще она не чувствовала такого подавляющего желания отчаянно защищать другого человека, обвить руками кого-то еще и свернувшись калачиком тесно прижаться к нему, наедине и далеко от всего остального мира.

Я не могу объяснить любовь, – сказал он. 
– Я не могу сказать, что полюбил тебя с первого взгляда. Возможно, со второго или третьего, или с четвертого. Но я помню первый миг, я увидел, как ты идешь мне навстречу, и понял, что так или иначе, остальной мир перестает существовать, когда я с тобой. Что ты была центром всего, что я делал, и чувствовал, и думал.

 Оно было подарено моей матери моим отцом, когда они поженились. Здесь изрече-ние из И-Цзин, китайской Книги Перемен. Оно гласит: «Когда два человека становятся едины в глубине своих сердец, их связь не разрушить даже силой железа или бронзы».

– Всегда есть булочки, – сказал Уилл. указывая на накрытую корзину. – Хотя я преду-преждаю тебя, они твердые как камень. Ты можешь использовать их, чтобы убивать тарака-нов, если они побеспокоят тебя посреди ночи.

– Гидеон и Габриэль, – сказала Тесса. – Они вполне симпатичные, и не отвратительные вообще.
– Я говорил, – сказал Уилл замогильным тоном, – о черных как смоль внутренних глубинах их душ.
Тесса фыркнула.
– А какого цвета, как ты полагаешь, внутренние глубины твоей души, Уилл Герондейл?
– Сиреневого, – сказал Уилл.

– Репарации, – неожиданно сказал Джем, откладывая ручку, которую он держал. Уилл посмотрел на него в замешательстве.
– Это что игра? Мы просто выпаливаем любое слово, которое приходит на ум? В этом случае, мое слово – генуфобия. Это обозначает необоснованный страх коленей.
– А какое слово подходит для совершенно обоснованного страха перед раздражающими идиотами? – спросила Джессамин.

Джессамин покраснела.
– Я не хочу. Я имею в виду, я не хотела. Я имею в виду… ух! Шарлотта, Уилл меня дразнит.
– И солнце встало на востоке, – сказал Джем

Уилл, казалось, вот-вот сделает выпад в сторону от шептунов, чтобы свершить жестокое правосудие, но Джем крепко схватил его на спине за парабатайское пальто. Быть Джемом, размышляла Тесса, должно быть, сильно похоже на то, чтобы быть владельцем чистокровной собаки, которой нравится кусать твоих гостей. Твои руки постоянно должны быть на его ошейнике.

– Если я могу сделать предложение, – сказал Уилл. 
– В двадцати шагах позади нас, в комнате Совета, Бенедикт. Если ты желаешь вернуться туда и попробовать ударить его, я рекомендую, целиться повыше и немного левее…

Тесса посмотрела на Джема, стоящего перед ней на коленях с кулонов в руках, и поняла, наконец, что люди имеет ввиду, когда говорят, что глаза — отражение сердца, потому что глаза Джема, его ясные, выразительные глаза, которые она всегда считала красивыми, были полны любви и надежды. Да и почему ему не надеяться? Она дала ему все причины, чтобы верить, что она любит его. Её дружба, её доверие, благодарность, даже её страсть.
Была маленькая скрытая часть в глубине ее, которая еще не совсем отказалась от Уилла, конечно, она обязана и себе, и Джему сделать все возможное, чтобы разрушить ее.

Книги помогли мне примириться с жизнью, когда я думал, что не могу никого полюбить, и никто никогда не полюбит меня. Книги заставили меня почувствовать, что, возможно, я не полностью одинок. Они были честны со мной, а я с ними.

Все, что ты делаешь затрагивает и других людей.
_____________________________________________________________

-Но жизнь-это нечто большее,чем просто выживание.

-Сожрать собственного зятя - это вполне можно назвать формой протеста, - заметил Уилл. - Это подтверждает мысль,что семей,где все гладко,не бывает в принципе.

Большинство людей счастливы хотя бы раз в жизни найти большую любовь. Ты нашла две.

Близкие всегда стараются уберечь друг друга. Но в конце концов каждый должен сделать свой выбор.

-Герои проходят через все уготованные им испытания не ради себя, а потому,что в них нуждаются другие.

Когда я во тьме, я буду думать о свете с тобой.

- Я кричала, но это не помогло...
Из глаз девушки снова полились слёзы.
- Так ты только криком ограничилась?
- Но я кричала изо всех сил...

- Думаешь, раз я девушка, то и сражаться не смогу? - Тесса с вызовом взглянула в его серебристые глаза.
- Нет, я думаю, ты не можешь сражаться, потому что на тебе свадебное платье. Даже Уилл в таком виде... - Он не договорил, боясь рассмеяться. 
- Мне это и вправду было бы не под силу, - кисло улыбнулся Уилл. - Одно могу сказать - невеста из меня получилась бы высший класс.

- Благородно, Гидеон, - заметил Магнус.
- Я Габриэль.
- Для меня все Лайтвуды на одно лицо, - махнул рукой колдун.

Кончик её хвоста ударил по статуе, которая мгновенно разлетелась на мелкие кусочки.
- Если я не ошибаюсь, пострадал старина Софокл, - нашел в себе силы пошутить Уилл, когда червь скрылся за большим строением, по виду напоминавшим греческий храм. - Что и говорить, классики в наши дни не пользуются уважением!

- Мне нужно сказать тебе пару слов. Твоих любимых, особенно если соединить их в одно целое.
- Полный придурок? - заинтересовался Уилл. - Жалкий выскочка?
- Нет, - с ухмылкой ответил Джем. - Демонический сифилис.

Жизнь эфемерна ,и некоторые ее мгновения хочется сохранить в памяти, как хранят сухие листья в книге,чтобы потом вновь и вновь наслаждаться ими.

К чему доказывать,
Что сифилис опасен.
Разъел он мозг
Червя,сраженного напастью.
Конечно,жаль...
Но вся эта затея ненапрасна:
Повержен червь,
И ты,мой друг,не зубоскаль.

-Я не законченный идиот!...
-У тебя еще все впереди, раз не законченный,-пробормотал Уилл, но Габриель пропустил его реплику мимо ушей.

-Я не дипломированный идиот...
-Отсутствие диплома не доказывает присутствие интеллекта. - Пробормотал Уилл.

-Мне кажется,что даже самые благие намерения могут обернуться злом,-произнесла она.

Закат жизни представляет собой сумму всей любви, которую мы познаём за время своего земного существования.

-Истина податлива,ее можно обнаружить,но можно и измыслить.

-Нашему сердцу,Тесса,обязательно нужно зеркало.В глазах любящего человека нам легче разглядеть самих себя.Да и потом,в мире есть красота,увидеть которую можно только на мрачном фоне смерти.

Когда ты читаешь книгу, и ты заранее знаешь, что это трагедия; ты можешь ощутить наступление холода и тьмы, увидеть, как иллюстрация сжимается вокруг персонажей, которые живут и дышат на страницах. Но ты привязан и истории, словно тебя тащит экипаж, а ты не можешь освободиться или изменить ход.

-Порой человеку не под силу быть одновременно и добрым,и честным,и тогда ему приходится определяться в своем выборе.

-Отец...-начал Габриель.- Наш отец...червь.
-Габриель, то,что ты изменил свое мнение,конечно,радует, но способ сообщить нам об этом...знаешь, не самый удачный.

Чудеса не подвергают сомнению, а если они не во всём соответствуют нашим представлениям, это всё равно чудеса.

Я ухожу, но не умираю. И не оставлю тебя окончательно. В боях я буду драться рядом с тобой, я стану силой, помогающей сжимать меч в руке, твёрдой землёй под ногами, светом, ведущим тебя вперёд.

Она рассмеялась. 
«Попытка отправить меня домой не принесет тебе никакой пользы. Ты – мой брат, и я хочу пойти с тобой”.
Уилл удивился ее словам. Ты – мой брат, и я хочу пойти с тобой. Было привычно слышать подобные слова от Джема, и, хотя Сесиль была совсем не похожа на него, одно качество у них было общим - абсолютное упрямство. Если Сесиль говорила, что хочет чего-то, это было не просто праздное желание, а железная решимость.
«И тебя не волнует даже то, куда я направляюсь?», - спросил он. «Что, если бы я собирался в Ад?»
«Я всегда хотела увидеть Ад», - спокойно ответила Сесиль. «Разве есть кто-то, кто этого не хочет?»

Ты спрашивал меня, как я, будучи бессмертным, смог пережить столько смертей. Никакой тайны в этом нет. Просто, когда на тебя обрушивается невыносимое горе, ты взваливаешь его на плечи и несешь, вот и все.

Темза, несущая свои воды еще помнила ту ночь, когда они стояли здесь в другой жизни. Наконец-то колесо завершило полный оборот.

Ваша Лена))))))))

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Спасибо за Ваше внимание)))