воскресенье, 3 августа 2014 г.

Рецензия на трилогию «Бегущий в Лабиринте» Джеймс Дэшнер

Здравствуйте! Ага, знаю - я полуночник))
  
Книга, которая с каждой страницей загадывает все больше и больше загадок. А вот ответов придется ждать терпеливо и узнавать их столько с главным героем. Люблю такие книги, где изнываешь от нетерпения узнать, что да как. Это книга, где вы будете слепо идти вместе с Томасом, не понимая почти ничего из того, что вас окружает и происходит вокруг.
Томас приходит в себя в движущемся лифте, он не помнит ничего, кроме своего имени. Лифт останавливается, и он видит перед собой около 50 мальчиков-подростков. С этого момента у него начинается новая жизнь. Кто он? Что это за место? Кто все эти мальчишки и кто их отправил сюда? Он оглядывается и видит, что со всех сторон их окружают невероятной высоты стены. Оказывается он попал в Приют и теперь официально числится приютелем (я читала фанатский перевод, в официальном их называют глэйдерами). За этими стенами их ждет Лабиринт с ужасными монстрами гриверами. Ребята искренне верят, что их путь домой лежит через разгадку Лабиринта, которой занимаются Бегуны. Поближе познакомившись с устройством Приюта и всеми обязанностями приютелей, он твердо решает, во чтобы то ни стало, заделаться Бегуном. Но тут происходит нечто из ряда вон выходящее. В Ящике (так мальчишки называют лифт) к ним отправили… девушку.
Первое что привело меня в шок – сленг. Вот прям очень неожиданно было увидеть такие обороты речи. Нет-нет, никакой ненормативной лексики. Просто сленг приютелей довольно специфический. Но уже очень скоро я не обращала на это ни малейшего внимания, и читала взахлеб.

Вторая и третья части показались немного слабее первой. Но тоже на очень и очень достойном уровне. Просто там загадок чуток меньше.))) Хотя испытания во второй части, намного более жестокие нежели в первой. Каждую гибель персонажа воспринимала очень остро. И конец. Ну как можно было на самых последних страничках сделать такое???? Не буду спойлерить, но то что сделал автор привело меня в шок. Вот такого я не ожидала точно. И вообще, вся трилогия это сплошные неожиданные повороты. Кажется, что вот и наступила спокойная жизнь для наших героев, но нет, оказывается, что все еще хуже, чем можно было себе представить. И за каждым поворотом их ждут новые и не менее жуткие испытания. Фантазия автора поистине безгранична.
Порок – это хорошо? Сомневаюсь. Да, они служили великой цели спасти человечество от Вспышки. Но какой ценой?? Ужасными страданиями детей-подростков? Гибелью десятков молодых людей? Нет, я такого понять и принять не могу.

Надеюсь все оставшиеся в живых, смогут построить новую цивилизацию в мире и далеко от порока. 
Теперь жду фильм, актерский состав очень понравился и порадовал) От трейлеров в восторге. Только вот жаль, что не сохранят оригинальный сленг)))))) Сложно представить себе приютелей без него))))) 
Трейлер номер раз!
Трейлер номер два!





Как всегда тысяча и одна цитата (оригинальные выражения сохранены):

— Со знакомством, шенк! — сказал парень. — Добро пожаловать в Приют.

-Чёрт подери, как я боюсь.
-Чёрт подери, ты всего-навсего человек. Тебе положено бояться.

— Ты плакал? Тогда, да?
— Ага. Когда последний из этих сволочей упал с Обрыва, я свалился и ревел, пока совсем не охрип. Всё как будто сразу навалилось. Зато потом стало легче. Так что не стыдись того, что плачешь. Никогда.

Даже фальшивая надежда — лучше, чем ничего.

— о тебе теперь разговоры на всю деревню.
Томас выпрямился, не совсем уверенный, как ему к этому отнестись.
— Это ещё что за чушь?
— А, ну да, сейчас, дай подумать. Во-первых, ты попёрся в Лабиринт несмотря на запрет, да ещё и на ночь глядя. Потом тебе стукнуло в голову превратиться в человеко-обезьяну, и ты пошёл прыгать по лианам и развешивать людей на стенках. Дальше. Ты стал первым, кто провёл целую ночь за пределами Приюта и остался в живых. И напоследок угрохал четверых гриверов. Подумаешь, невидаль. Вот не могу понять, с чего бы это нашим кумушкам трепать языками.

Ну, это я так пытаюсь вдолбить в твою дурную башку, что убила бы тебя, если б ты умер!

Если ты боишься, значит ты человек

Если продолжать страусиную политику, ни к чему толковому не придёшь.

Лабиринт, похоже, построили и неведомым образом поместили где-то в небе, и теперь он будет парить посреди пустоты до скончания времён.
— Невероятно, — прошептал он, не отдавая себе отчёта в том, слышит его Минхо или нет.
— Эй, осторожнее, — отозвался Бегун. — Иначе пополнишь число шенков, которые уже улетели ласточкой с Обрыва.

— А что, никто не скажет напутственное слово? — влез Минхо и отвлёк внимание Томаса от Алби. 
— Валяй, — разрешил Ньют. 
Минхо кивнул и повернулся к отряду.
— Вы там поосторожнее, — начал он. — Постарайтесь не умереть. — Вот и вся речь. Томас бы расхохотался, но от страха смех застрял в горле.
— Чёрт возьми, как воодушевляюще!

— Прекрати звать меня Чайником! Теперь у нас девчонка Чайник!
— О-кей, Чайник.

Я помню свою память о тебе.

Человек обязан оставаться человеком независимо от целей и конечного результата.

Это место — наш дом, хотя мы и мечтаем вырваться отсюда.

— Мля, вот мля... — пробормотал Минхо, потом скорчился на полу, прижимая к лицу стиснутые кулаки. — Я ещё никогда так не боялся, чувак. Так — никогда.

Целься выше, тогда попадешь.

— Какого чё... — начал он и осёкся. Позади него показались Алби и несколько других приютелей. Ньют воззрился на девушку. — Как ты сюда попала? Медяк твердит, что ты только что была с ним, как глядь — тебя уже и след простыл!
Тереза встала, снова удивив Томаса, на этот раз — своим уверенным поведением.
— Думаю, он позабыл рассказать об одной мелочи — я двинула его по яйцам и выскочила в окно.
Томас чуть не расхохотался. А Ньют обернулся к стоящему рядом пареньку постарше — лицо у того стало малиновым.
— Поздравляю, Джефф, — торжественно провозгласил Ньют. — Ты теперь официально будешь считаться первым парнем в Приюте, которому надрала задницу девчонка.

— Ты опять повёл себя наполовину как герой, наполовину как полный идиот. Похоже, ты по жизни такой, у тебя это здорово получается.

Как будто у меня в голове установлены полки, на каждой этикетка - что на этой полке должно быть, какие воспоминания о событиях или лицах. Но полки пусты... Как будто всё, что там когда-то было, находится теперь по другую сторону плотного белого занавеса.

Я ничего плохого не сделал. Просто увидел двух парней в отчаянном положении — они старались добраться до Приюта, но у них не было шанса. Стоять, смотреть и ничего не делать только потому, что какое-то дурацкое правило это запрещает... ну, это казалось мне трусостью, эгоизмом и... да просто глупо! Если вы хотите упрятать меня в тюрьму за спасение чьей-то жизни, то вперёд и с песней. В следующий раз, обещаю, буду стоять, тыкать в них пальцем и смеяться, а потом пойду как миленький наворачивать обед.

И в этот момент, за какие-то секунды, он многое узнал о человеке по имени Томас и о том, каким он всегда был. 
Не в его натуре оставить друга в беде, пусть и такого чокнутого, как Алби.

Отвратительное чувство, когда кажется, что вот-вот поймаешь мысль за хвост, а она похохатывая, удирает...

Что это за мир, который разрешает творить с детьми такое?

— С нами все будет в порядке. Ты, главное, держись поближе ко мне с Минхо.
— О, мой рыцарь в сияющих доспехах! Неужели ты думаешь, что я не смогу постоять за себя?
Томас как раз придерживался прямо противоположного мнения — Тереза была далеко не робкого десятка. 
— Нет. Просто стараюсь быть милым.

- Чак, а что, если мы все - преступники? Я имею в виду - вдруг мы какие-нибудь убийцы или что-то в этом роде? - А? - ошарашенно выкатил на него глаза Чак. - Ты что, смеёшься? С чего ты это взял?
- А ты сам подумай. Наши воспоминания стёрты. Мы живём в месте, из которого нет выхода, окруженные кровожадными монстрами-охранниками. Что ещё это может быть, как не тюрьма, а? - По мере того, как он высказывал свою мысль, она казалась всё более и более вероятной. В груди заныло.
- Чувак, мне, наверно, лет двенадцать, не больше. - Чак ткнул в себя пальцем. - Ну ладно, может быть, тринадцать. Ты что, серьёзно думаешь, что я сотворил что-то такое, за что заслужил тюрьму на всю оставшуюся жизнь?
- Да мне без разницы, что ты сделал или чего не сделал. Как бы там ни было, тебя засунули за решётку. Или ты считаешь, что здесь тебе санаторий?

Он почти уже засыпал, когда в его голове раздался голос — прекрасный, грудной голос, словно исходящий из уст поселившейся в его сознании феи. Когда на следующий день всё перевернулось с ног на голову, он задался вопросом, был ли голос настоящим или только приснился ему. Как бы то ни было, но он его слышал и помнил каждое слово:
«Том, я только что положила начало Концу».

«Ты и я, Том. Мы сделали это с ними. С нами».

Клянусь, Чак. Клянусь, я верну тебя домой.

Томас почувствовал приступ дурноты - теперь он знал точный ответ и на этот вопрос, и на некоторые другие. Знал достаточно, чтобы понять, что иногда лучше чего-то и не знать.

Будешь лениться — впадешь в тоску. Потом потеряешь вкус к жизни. И все, конец.

— Больше двух лет, а так мало погибло. Поразительно. 
Томас разинул рот, чувствуя, что к лицу приливает кровь.
— Я извиняюсь, что?... — протянул Ньют.

— Боишься? — на бегу мысленно обратилась к нему Тереза.
— Что ты! Всегда обожал сочетание слизи и стали. Жду не дождусь встречи с гриверами.

— Помнишь, я говорил тебе про табличку в Лабиринте? Металлическая, с выбитыми словами!
От волнения у юноши бешено заколотилось сердце.
Тереза озадаченно наморщила лоб, но через секунду в ее глазах сверкнуло понимание.
— Точно! Эксперимент "Территория Обреченных". Программа Оперативного Реагирования. Общемировая Катастрофа. Это ПОРОК. ПОРОК — это хорошо. Это я написала у себя на руке! Интересно, что это все-таки значит?

— Если что, я с Томасом. С Томасом на все сто процентов. Если нам и суждено погибнуть, так давайте сделаем это в сражении, черт возьми!
— Внутри Лабиринта или за его пределами, — добавил Томас, обрадовавшись, что Минхо принял его сторону.

Все наши имена — всего лишь дурацкие клички — производные от известных имен. Алби от Альберта Эйнштейна, Ньют от Исаака Ньютона. А меня назвали Томасом в честь Эдисона.

— Это тест, Ньют. Один большой тест.
Ньют понимающе кивнул:
— Типа эксперимента?
Томас замотал головой.
— Ты не понял. Создатели занимаются селекцией — отбирают лучших из нас. Подбрасывают нам свои Переменные и ждут, когда мы сдадимся. Тестируют наш запас терпения, волю к победе и способности к борьбе. Отправка сюда Терезы и последующие резкие изменения — всего лишь очередная Переменная. Так сказать, окончательный анализ. И теперь настало время последнего испытания — непосредственного побега.

— Тереза.
— Да.
— Лабиринт не имеет разгадки.
Прежде чем ответить, она долго молчала.
— Думаю, теперь это всем очевидно.

— Как думаешь, откуда у нас такие способности? — обратился он к Терезе.
Умственное напряжение от мысленного общения с ней начало вызывать физический дискомфорт — он почувствовал, как в мозгу начал формироваться очаг боли.
— Может, мы любили друг друга, — послала ответ Тереза.
Томас споткнулся и с размаху шлепнулся на землю.

— Тогда... удачи, — сказал Чак, глядя себе под ноги. Затем он снова поднял глаза на Томаса. — Если твоей девушке станет одиноко, обещаю ее немного развлечь. 
У Томаса глаза на лоб полезли. 
— Она не моя девушка, балда ты!
— Ого! — воскликнул Чак. — Ты начал ругаться!

Однако что-то подсказывало юноше, что скорее Гэлли принесет ему цветы в Кутузку, чем хотя бы один день в Приюте пройдет без приключений.

«Потому что он улыбался. Он был почти счастлив.
А по нынешнему времени быть «почти» счастливым — вполне достаточно.»

— Я просто... Мне надо всех спасти. Искупить вину.

Опять Томас оказался в тисках мучительного непонимания. Столько странных и непонятных слов! «Шенк», «Страж», «Жижник», «образина»... Они слетали с уст мальчишек так естественно, что он сам удивился, почему это он их не понимает. Словно провал в памяти стёр из мозга и значительную часть языка. Всё это попросту сбивало с толку.
________________________________________________________________________

Оказывается, не всегда самые идиотские идеи приходят в голову мне, иногда они приходят и тебе.

— Ты что — спишь с открытыми глазами? 
— Нет. Просто задумался, что жизнь у меня хреновая.
— А, у меня тоже. Хреновей некуда. Но ты со мной, и мне хорошо.

— Ну, как я вам?
— М-да, уродливей девки я в жизни не видал. Благодари богов, что родился чуваком.

— Зачем они выключили свет? Я хочу сказать — кто выключил?
— На кой ты вообще напрягаешься, вопросы задаёшь, чувак? Тут же психодром пополам с дуркой! А ты ответов ждёшь. Стой лучше и не вякай.

— Я вижу, тебе трудно простить меня.
— А с тобой что — было бы по-другому на моём месте?
— Нет. Я просто смирилась с этим. Решила: лучше потерять то, что, наверно, было у нас с тобой, чем позволить тебе умереть.

Тьма давила, лишая его не только света. Она лишала его жизни.

— Поцелуй меня. Том, поцелуй меня. 
— Нет.
— Почему? 
— Потому что ты... не она. Ты никогда не сможешь заменить её.

Его товарищи остались позади. Весь мир остался позади. Бежать от неё, без сомнения, было самым трудным, что ему когда-либо случалось делать.

Последовала долгая пауза, однако, как ни странно, Томас ощущал незримое присутствие своей собеседницы. Он её чувствовал. Почти как с Минхо: он не мог его видеть, но знал, что друг здесь, всего в нескольких футах над головой. И дело не в храпе. Когда твой друг рядом, ты просто знаешь, что он — рядом.

Наверно, это случилось впервые за всё время с того момента, когда он несколько недель назад прибыл в Приют: Томас совсем не боялся. Он даже засомневался, сможет ли когда-нибудь опять ощущать страх.

Тревога за судьбу друзей терзала сердце Томаса так, что оно казалось ему пустым, высохшим мешком, в котором уже не оставалось крови — вся вытекла.
________________________________________________________________

Они оба были в безопасности, и они дорого за неё заплатили.

Звук её голоса — глухой, словно в подвале — перекликался с пустотой в его душе.

Когда мир катится ко всем чертям — самое время заняться устройством личной жизни.

Томас — ещё раз повторяю: выключи говорилку!

Я уже не вижу разницы между «правильно» и «неправильно». Только между «ужасно» и «не так ужасно».

— И чего мы вечно вляпываемся в какое-нибудь дерьмо? Раньше мы, по крайней мере, могли свалить всю вину на ПОРОК...
— Можем и сейчас свалить. Всё из-за них.
— Ну конечно. Всё из-за этих сволочей.

....настанет время и планета залечит раны, нанесённые солнечным катаклизмом, придёт в себя и обнаружит, что людей больше нет...

Прошла минута-другая, и наступила очередь Минхо.
Он посмотрел на Томаса, лицо его было подозрительно серьёзно.
– Если мы с тобой не встретимся на той стороне, – проникновенно заговорил он и вдруг перешёл на слезливый тон: – помни, что я тебя любил!
Томас закатил глаза. Минхо гоготнул и скрылся за дверью.

Хватит постоянно сомневаться: "а вдруг... а если...". Всё равно ни до чего не домозгуемся. Иногда мне кажется, что они специально так всё подстраивают, чтобы я сделал как раз обратное тому, что они думают, что я думаю, что они думают, что я сделаю.

В этом гибнущем мире здоровье - очень хрупкое преимущество.

Отречься от былой дружбы не так-то просто

— Тебе необходимо поесть, — добавила д-р Райт. — Я распоряжусь.
Предупредительность этих садистов раздражала Томаса. В старину, когда казнили преступников, им тоже предоставляли возможность отобедать в последний раз, причём заказать всё, что их душе угодно.
— Мне бифштекс, — сказал он, останавливаясь и глядя ей прямо в глаза. — И креветок. И омара. А ещё блинчиков. И шоколадный батончик.
— Э... Боюсь, тебе придётся довольствоваться бутербродами.
— А строите из себя крутых... — вздохнул Томас.

Убей меня. Если ты считаешь себя моим другом — убей меня.

– Чувак, да ты пытался отрезать мне сам-знаешь-что!
Томас засмеялся, чего с ним уже давненько не случалось, и от этого почувствовал себя по-настоящему счастливым.
– Эх, жаль, что не отрезал! Спас бы тогда грядущий мир от кучи противных маленьких минхов.

Он старался, чтобы его голос звучал непосредственно, искренне, и, надо признаться, тяжелее работы он в жизни не делал.

Друзья несколько секунд постояли, переводя дыхание и глядя друг другу в глаза — они словно заново переживали всё, через что им пришлось пройти вместе: кровь, боль, смерть. А ещё в их глазах была надежда, что может быть — лишь может быть — все испытания остались позади. 

Ваша Лена)))))

2 комментария:

  1. Лена, ты точно книжный червь!!!! (Я в хорошем смысле)
    Хочу спросить:"Как быстро ты читаешь книги?"
    Ты так часто выкладываешь рецензии, что я думаю что ты читаешь за пару дней книгу? Ночью спишь вообще?

    Рецензия на эту трилогию так понравилась, что с нетерпением жду фильма (уже посмотрела в нете, что в Беларуси выйдет где-то в октябре) и очень хочется почитать книгу, хотя с двумя малышами читать не очень получается, но эта трилогия зацепила очень. Уже всем родственникам растрындела про эту трилогию и показала твой блог, посмотрели трейлеры и все хотят читать. Вот так ты описала, что все заражены уже, чтоб к выходу фильма прочитать книгу.

    Лена, ты читала в электронном виде или книгу напечатанную покупала?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, я и сама себя так называю))))
      Читаю когда-как. Иногда за день могу прочесть (или за ночь), иногда за пару дней, бывает до недели растягиваю. В основном, конечно же, зависит от количества свободного времени. Сейчас я закончила универ, а на работу пока не устроилась, так что времени достаточно) Но в общем то, я стараюсь читать всегда и везде. Очередь куда-нибудь, транспорт, ожидание поезда, реклама (если вдруг телевизор смотрю), да что угодно, каждая минутка. Не могу уснуть если не почитаю перед сном. Ну и так сама по себе быстро читаю, если бы еще по 350 раз не перечитывала любимые моменты вообще хорошо было бы)))) Просто это часть меня, я такая книжно-одержимая) И большая мамина заслуга, я всегда видела как она перед сном читает. И у меня в детстве было море книг. Вот как-то так и привилась такая большая любовь к литературе и вообще книгам как явлению)))))
      Уже год читаю преимущественно в электронном виде. С тех пор как сестра подарила электронную книгу, без нее из дома не выхожу)))) Хотя от бумажных не могу отказаться, люблю их очень-очень. Ну ты поняла, я сейчас начну распространяться о чарующем шорохе страниц, аромате новой книги и т.д. Но они сейчас так дорого стоят, что много себе не позволишь. А читаю я, как ты заметила, много)))))
      Ой, как мне приятно, что благодаря моей писанине появилось желание прочесть книги и посмотреть фильм))))) Я смущена даже))))) Очень интересно будет потом узнать твое мнение. Оправдались надежды или нет. Ведь на вкус и цвет все фломастеры разные, как говориться))))))

      Удалить

Спасибо за Ваше внимание)))